Дешевеют зерно и слова...

05 марта 2010, 09:31
Совет областной крестьянской ассоциации «посоветовал» фермерам в связи с низкими ценами на зерно рассчитывать только на свои силы и связи. Нормальной аграрной политики
в России фермеры по-прежнему не усматривают.

Глубокое разочарование делегатов прошедшего в Москве съезда фермеров вызвала министр сельского хозяйства Елена Скрынник. Она появилась поприветствовать — и быстро исчезла. А проблемы с продажей зерна, нехваткой хранилищ, неспособность перебросить урожай из Сибири в европейские регионы страны — результат бездеятельности Минсельхоза.

Весна не принесла сибирякам долгожданного роста цен на зерно. Из урожая новосибирских фермеров — а они собрали в прошлом году 752 тысячи тонн — пятую часть областного каравая, 60 процентов лежат в складах и под снегом. Фермеры называют этот хлеб самым горьким за последние годы. Многие поставлены на колени, банкротство — реально. Если в крупных коллективных хозяйствах ещё могут ждать лучших цен на зерно, потуже затянуть пояса, перетерпеть за счёт доходов от животноводства, то даже у сильных единоличников такие возможности ограничены. Как правило, нет животноводства. Поэтому фермеры вынуждены продавать зерно по дешёвке, чтобы рассчитаться с кредитами.

«Пшеницу с клейковиной 23—24 процента берут по 2800 рублей за тонну, — рассказывает “Ведомостям” о своих покупателях председатель Искитимской ассоциации фермеров Галина Спицына. — Я только что вернулась с Евсинской птицефабрики, продала ей последние 540 тонн своего зерна — по 2200 рублей за тонну. Сейчас, думаю, здесь опустят цену и до 2000. Ячмень — вообще не востребован. За овёс предлагают 1700—1800 рублей». Всё, ребята, заявила на совете фермеров Галина Ивановна, ждать больше нечего. А многие её соратники ещё чего-то ждут. Хотя именно фермеры, кажется, сделали всё, чтобы крестьян услышали. Ещё с осени «бомбили» Москву обращениями, добились приезда в Новосибирск главы ассоциации крестьян России Плотникова и замминистра сельского хозяйства Беляева. Вроде бы, нашли понимание, получили обещания. Но — март на дворе, дешевеют зерно и слова…

Председатель областной ассоциации крестьян, заслуженный фермер России Владимир Павленко терпит сегодня экономическое бедствие совершенно незаслуженно: он взял на «буксир» к своему фермерскому хозяйству три коллективных в Здвинском и Купинском районах, распахал брошенные земли, дал людям работу и зарплату. «Чем больше объёмы, тем больше убытков, — оценивает Владимир Николаевич обстановку. — Себестоимость зерна — в среднем 3000 рублей за тонну, а у кого-то и 3500—3700. А пшеницу четвёртого класса мы продаём по 1900 рублей, фуражное зерно — по 1500. Надо рассчитываться с банками. Мы радовались, что в западных областях засуха: значит, цена на хлеб будет! Но это же ненормально! Прошлой весной было объявлено, что тонна зерна будет стоить 6000 рублей. Не на базаре бабкой, а нашим министром. И мы докупили удобрения, очень интенсивно провели посевную, вложили в землю большие средства. Цена на зерно 5000—6000 рублей за тонну была бы шикарной. Но получили в два раза меньше. Никаких правил игры, на которые можно было бы ориентироваться. Одно только русское “авось”. Давайте горох посеем — вдруг повезёт? А может, всё-таки пшеницу? Дикий рынок привёл к форс-мажорной ситуации с ценами на зерно».

На совете фермеров говорилось, что цены за Уралом выше. Глава крестьянского хозяйства из Коченёвского района Владимир Василенко ежедневно отслеживает их по Интернету. В Южном федеральном округе за тонну пшеницы четвёртого класса дают 4500 рублей. Почему не отвезти туда сибирский хлеб? «Я задавал этот вопрос на первом мелькомбинате в Новосибирске, — говорит фермер. — Оказывается, продавали оттуда на юг пшеницу и по 5000 рублей. Но железнодорожники оставляют от этой цены только 100—200 рублей, да ещё 300 за тонну на мелькомбинате рассчитывают получить от губернатора — обещанная компенсация на вывоз зерна». О железнодорожных тарифах кто только из чиновников не говорил… Василенко рад, что успел продать на мелькомбинат пшеницу с клейковиной 25 процентов (хорошее качество!) по 3500 рублей за тонну. Сейчас, сообщили ему здесь, решено убирать зерно с элеваторов, где оно лежит на полу. «Коченёвский забит, Каргатский тоже, где там ещё напольное хранение? — перечисляет Владимир Василенко. — На первом мелькомбинате уверены: зерно повезут к ним, а значит, и цену здесь сразу опустят. Монополисты!»

На съезде фермеров новосибирцы не упустили возможность снова заявить о диком рынке. Правда, обычно очень представительная наша делегация на этот раз состояла только из двух человек: краснозёрского фермера Валерия Хиреева и ордынского Александра Школдина. Не говорит ли это о разочаровании в фермерском сообществе? Школдин с трибуны съезда заявил, что уезжает с «глубочайшим разочарованием»: никто проблем с зерном не решает! «Я сказал, что в 2008 году, — поделился с “Ведомостями” Александр Афанасьевич, — госинтервенции нам помогли: закупками занималось федеральное агентство по продовольствию, госструктруа. В 2009-м торги отдали частной компании, дали ей право поставлять зерно за границу. А разве она предложит нам хорошую цену? Я напомнил и об обещаниях министра год назад: все фермеры получат россельмашевские комбайны в кредит на 15 лет. Хоть один получил? Нет. А ведь 27 миллиардов рублей было выделено на это. Министр Скрынник не успела зайти, как тут же ушла. Сказать нечего». Порадовал съезд, по словам Школдина, только глава Россельхозбанка Трушин. Наконец-то банкиры и чиновники вняли стону крестьян, замучившихся оформлять бумаги на субсидии, удешевляющие кредиты. Сейчас субсидиями займутся банки, при кредитовании крупных и малых хозяйств. Александр Школдин тоже, кстати, взял под своё крыло бывший совхоз «Луковский» — «с огромной кредиторкой». Только пашни — 9000 гектаров. Павленко, Школдин, Хиреев — это уже крупный бизнес в деревне.

«Председатель Россельхозбанка обещал финансовую поддержку, в том числе отсрочку по кредитам, — рассказывает Валерий Хиреев. — По его мнению, зерно у нас до середины лета не будут забирать по нормальной цене. Это — прямая вина Минсельхоза. В России 14 областей пострадали от засухи, а наше зерно не могли туда перебросить: не был согласован железнодорожный тариф. А в Сибири зерно пропадёт. Уже сейчас оно “горит” в буртах, а ещё тепла нет. Скоро и клещ активизируется. Зерно бы надо подработать, но его никто не берет. Нам сейчас говорят: терпите, храните хлеб у себя, но мы к этому не готовы: складов не хватает, бурты даже в поле лежат. Я молю Бога, чтобы нынче была засуха. Деревне нужны квоты на производство, заказ от государства: какое зерно стране требуется. Увы, у нас на это то денег нет, то ума. На нынешних зерновых торгах помогли не крестьянам, а пролоббировали интересы элеваторов, перекупщиков — они сняли пенки, пошли все отдыхать, а сельхозпроизводителей опять бросили».

Но лучше готовиться всё же не к засухе, а к урожаю. Без новых складов, элеваторов, ввода мощностей зернопереработки и продажи излишек зерна за границу и внутри страны деревня так и будет — то вставать, то падать.
Источник: vedomosti.sfo.ru

Также в разделе:

Торгово-промышленная палата создала совет для общения продавцов и производителей...

Лучший кукурузный силос производится во Владимирской области...

Владимирские хлебопеки тоже хотят дешевого зерна...

Под озимые зерновые площади увеличены на 5%...

Озимые во Владимирской области находятся в удовлетворительном состоянии...

Владимирская область: Урожай снова под угрозой?...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: