Украина: отдам пшеницу… Даром!

11 августа 2008, 13:15
Снова обманули!

3,4 миллионов тонн зерна — таков результат труда одесских хлеборобов в этом году. За все время своего существования область лишь 9 раз превышала показатель в 3 миллиона.

1250 гривень за тонну — цена, по которой правительство обещало закупать зерно непосредственно у производителей.

500 — 550 гривень — сегодняшняя реальная цена, по которой они вынуждены продавать свой товар зернотрейдерам.
Прошедшая неделя ознаменовалась повышенным интересом украинской власти к отечественным сельхозпроизводителям, что связано, очевидно, с окончанием главной уборочной страды и сакраментальным вопросом: «Что делать с зерном? Кто и за сколько будет его покупать?».

В начале недели состоялось совещание в Кабинете министров, а в четверг одесские аграрии собрались на рабочую встречу у губернатора Николая Сердюка. В заседании также приняли участие главы районных администраций и председатели местных советов.

Совещание аграриев оставило двойственное впечатление — гордости и сожаления, которые периодически сменяли друг друга. Гордость — за собравшийся в зале цвет аграрного сектора, за людей, которые сегодня, в условиях перманентного политического и экономического кризиса продолжают делать свое дело, бьют рекорды, спасают украинское село, потому что в этом смысл их жизни и существования.
А чувство сожаления — от безысходности: пока ничего не меняется, и нет никаких обнадеживающих признаков, что изменится в ближайшее время.

Хотя, если говорить о заседании в Киеве, то, по словам Премьера, у нас все хорошо и прекрасно. Цена? Нет проблем — купим, по какой скажете. И вообще — оказывается, в Украине «один из мощнейших в СНГ бюджетов, созданных для аграриев»! (Правда, мало кто из собравшихся об этом подозревает).

Кроме того, сказала Тимошенко, показанные результаты «говорят о том, что труд земледельцев, крестьян, аграриев сегодня является настолько эффективным (?), что мы уже можем достигать таких прекрасных результатов». От этих слов стало еще грустнее: труд — он, конечно, и в Украине труд, и вызывает заслуженное уважение, но вот эффективным в наших условиях его назвать трудно. В сложившейся ситуации к нему вообще можно применить определение «сизифов» — для тех, кто реально сеет и жнет, а не снимает «сливки». Ведь производитель имеет все шансы, вырастив такой урожай, не заработать на нем, а прогореть!

Но у Тимошенко, как всегда, просматривается явное намерение чужие успехи приписать себе лично и своему «гениальному» правительству. Она делает вид, что не понимает: нынешний урожай — подарок природы и заслуга людей, работающих на земле, — но никак не результат ее хозяйствования и помощи государства аграрному сектору. Что говорить, если даже потерпевшим районам Премьер браво обещает «на сто процентов компенсировать все убытки, нанесенные стихией». Этот искусственный оптимизм Тимошенко уже не вызывает ничего, кроме презрения и раздражения, так же, как ее ежеминутное самолюбование. Как заметил один журналист, если послушать ее, то у нас и стихийного бедствия не было!

Кстати, интересное совпадение: сумма предполагаемой прибыли зернотрейдеров от продажи зерна за границу (если все сложится крайне благоприятно) как раз равна (пусть и явно заниженной) сумме понесенных от наводнения убытков — полтора миллиарда долларов!

Зато Юлия Владимировна красиво пообещала «сделать хлебопашество национальной идеей». Все бы хорошо, но столь же легко она может в следующий раз, при визите на Донбасс, предложить в качестве национальной идеи добычу угля. Потом — строительство дорог. А еще — развитие портов и многое, многое другое. Короче, восстановление разрушенной за годы незалежности экономики — и есть украинская национальная идея.

Но вернемся в Одессу. На совещании губернатор выглядел более реалистичным, чем Премьер, был в хорошем расположении духа и говорил очень много правильных вещей о сельском хозяйстве.

Например, о том, что Украина обязана из экспортера зерна превратиться в экспортера мяса и другой готовой сельхозпродукции, чтобы зарабатывать в два-три раза больше, чем сегодня, фактически отдавая сырье за копейки. В мире — продовольственный кризис, в Европе сегодня зерно стоит 280 — 320 долларов за тонну, а наших крестьян вынуждают продавать его почти в три (!) раза дешевле.

Другой вопрос: кто вынуждает? Наверное, собственная уродливая система взаимоотношений на внутреннем рынке зерна.

Совершенно справедливо говорил губернатор о том, что нам всем очень мешает миф об убыточности сельского хозяйства или каких-то отдельных его отраслей. Как вообще возможны подобные разговоры, если мы имеем такое количество самой плодородной земли в мире? «Украина, Россия, Белоруссия — единственные в Европе страны, у которых есть возможность выращивать продукцию экологически чистую, без пестицидов и генной инженерии, — заявил Н. Сердюк. — А виноград, который сегодня растет в Килие? Такого вкуса вы нигде в мире не найдете! И если к нам возят голландские персики через санкт-петербургских дилеров — и это очень выгодно — то у кого повернется язык сказать, что в Украине невыгодно выращивать те же персики, виноград, а также яблоки, сливы и груши!».

«Давайте перестанем есть израильский виноград», — призвал губернатор. Как на мой вкус — совершенно правильные слова.

Николай Сердюк призвал сельхозпроизводителей ценить свой труд (а кто ж отказывается?) и буквально умолял их не продавать зерно сейчас — потерпеть, как-то выкрутиться с кредитами… «Сохраните свое зерно до зимы — куда вы торопитесь?» — настаивал он. (Здесь в скобках уместно напомнить — было бы где хранить! В этом-то как раз на сегодняшний день и состоит главная проблема. И еще — легко «выкрутиться с кредитами» на словах. На практике же все «поджимает» одновременно: и долги, и растущие цены на горючее, и необходимость уже сейчас готовиться к следующему сезону, приобретать удобрения, средства защиты).

И все же, одной из главных задач для аграриев остается восстановление животноводческой отрасли. Как сказала в своем выступлении Зинаида Гришко (Герой Украины, председатель правления ОАО «Маяк» — хозяйства, в котором удалось ценой титанических усилий сохранить поголовье скота) — защита плодородия наших земель немыслима без органики, а значит, без животноводства.

И тут — замкнутый круг, так как животноводство, в свою очередь, в один день, без развитой кормовой базы не возродишь. А мы во многом ее потеряли — в частности, посевы кукурузы, гороха и других культур.

Было отмечено и множество других проблем аграрного сектора области: недостаточно высокая урожайность; проблема с опытными кадрами (по словам Зинаиды Михайловны, какие бы новые технологии мы не внедряли, центральной фигурой на селе остается механизатор); несанкционированная вырубка лесопосадок, создававшихся тяжелым трудом наших отцов и дедов (из-за их уничтожения возможны самые непредсказуемые сдвиги в экосистемах); иногда — отсутствие грамотной селекционной политики, нарушение сроков посевов и уборочных работ — перечислять можно долго.

Вывод, который напрашивается из всех этих верно очерченных проблем: наше сельское хозяйство брошено государством на произвол судьбы, в пучину непродуманных рыночных отношений. А весь позитив, который звучал на совещании, к сожалению, пока остается на уровне благих пожеланий.

Конечно, приятно отметить, что наш Селекционно-генетический институт — один из немногих сохранившихся отечественных заведений такого уровня и профиля. Многие его собратья распродали свои земли и, что называется, «пошли по миру». Но в достаточной ли степени ученые сотрудничают с сельхозпроизводителями и наоборот?
Из выступления директора ОСГИ Вячеслава Соколова следует, что Институт заинтересован в таком сотрудничестве, однако на практике мы знаем, что мало хозяйств пользуются советами ученых. Кто этим должен заниматься, кто координировать? Частный землевладелец порой демонстрирует иждивенческий подход к земле и ее будущему.
Или возьмем банковскую сферу. Выступление начальника управления Нацбанка в Одесской области Михаила Азарова также прозвучало весьма оптимистично: и капитал кредитный в области один из самых мощных, и кредитование сельского хозяйства по сравнению с прошлым годом выросло на 40 процентов, и 53 процента самих кредитов можно назвать долгосрочными — на срок больше года. Г-н Азаров отметил, что за последнее время выросло взаимное доверие банков и клиентов, банки «повернулись лицом» к сельскому хозяйству.

Все бы хорошо — но не стали все эти процессы массовыми и заметными для измученных безденежьем селян. В украинских условиях даже двухлетний кредит трудно назвать долгосрочным, потому что он не решает всех проблем. Как отдавать деньги после сбора урожая — главная головная боль тех, кто все-таки пользуется кредитами.
Ближе к концу заседания неожиданно остро прозвучало еще одно выступление одного из участников. Скорее, это был перечень риторических вопросов: почему мы работаем исключительно на трейдеров? Почему кто-то вправе устанавливать (занижать) цены на зерно, и никто не пытается отрегулировать цены на горючее, на средства защиты растений? Почему государство не обеспечит закупку зерна по приемлемым ценам, а уж потом запускает его в свободное рыночное плавание?

«Что мы делаем? — подытожил аграрий. — Ведь села уже нет!». Может быть, и резко сказано, но как-то уж очень близко к правде.

На эти слова Николаю Сердюку тоже было что ответить. А что прикажете делать, если из 7 миллиардов, которые дала в госбюджет Одесская область, она получила на свое социально-экономическое развитие … 52 миллиона. «Мне не нужен этот Киев, этот Аграрный фонд, — не выдержал губернатор, — эти разговоры об инфляции-дефляции. Это лукавство! Живем между Дунаем и Днестром, а половина Бессарабии — без питьевой воды! Нам не нужны подачки — дайте возможность жить на заработанное! Нужно менять всю систему!».

Совершенно очевидно, что это точно отражает всю экономическую ситуацию, сложившуюся в стране, на чем можно было бы и закончить разговор. Но… Не дают покоя некоторые политические оттенки. Всем известно, что губернатор — человек Президента, к тому же, его земляк. В ходе совещания Н. Сердюк не раз намекал на свое доверительное общение с главой государства: «я скажу Президенту…», «Президент знает об этой проблеме» и т.д. Отсюда вопрос: к кому же адресует губернатор свое возмущение системой, которую «нужно менять»? Ведь его шеф уже скоро четыре года, как у власти! И пришел он к ней, как раз на обещаниях «изменить систему». Что он делал в течение этих лет, в частности с сельским хозяйством? На что ушли титанические усилия?

А сами знаете, на что — на борьбу с прошлым, на празднование сомнительных годовщин, на поиск «пятой колонны»… Но самое обидное, что идеологические нотки шефа нет-нет — да и проскальзывали сквозь здравый смысл экономических рассуждений губернатора. «Восстановим утраченное за годы советской власти чувство «хозяина земли»; «до революции здесь не было бедных» (имеется в виду Украина); «мы стали другими» (намек на советское прошлое); «атаман Калнышевский сделал из казаков «трударей» (а это о том, кому предстоит возводить памятник перед зданием ОГА); «посмотрите — Западная Украина присоединилась к СССР только в 1940 году — и у них совсем другие дома, другая культура сельского хозяйства…» (богаче они, что ли? позвольте усомниться!).

Одним словом, идеология, как всегда это бывает, затмила здравый смысл. Послушайте, мы уже плохо помним, что там было до 1913 года — мы просим восстановить худо-бедно то, что имели всего семнадцать лет назад. И на том пока спасибо скажем.

Тем более что господин губернатор, похоже, выступает за крупные хозяйства и жесткое регулирование цен в интересах производителей. Разве не так?

Зерно Он-Лайн


Также в разделе:

Торгово-промышленная палата создала совет для общения продавцов и производителей...

Лучший кукурузный силос производится во Владимирской области...

Владимирские хлебопеки тоже хотят дешевого зерна...

Под озимые зерновые площади увеличены на 5%...

Озимые во Владимирской области находятся в удовлетворительном состоянии...

Владимирская область: Урожай снова под угрозой?...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: