Украина: "Подсолнечник сегодня вообще не имеет цены, и не востребован"

03 августа 2009, 17:41
Обирают и отбирают. Как сегодня выжить?

Полное отсутствие контроля над севооборотом, пренебрежение к требованиям агронауки уже сегодня сказывается на качестве наших черноземов, а завтра мы потеряем их окончательно, превратив страну в помойку, а наших детей и внуков в обитателей этой помойки и рабов индустриально развитых стран.

Налоги растут, цены на расходные материалы растут, себестоимость производства повышается, а труд крестьянина обесценивается. Это — единственное, в чем наблюдается полная «стабильность»!

В этом году фермерское хозяйство получило дотацию в размере… 235 гривень. Фермер решил вернуть эти деньги назад — стыдно их получать. Польский фермер, например, на один гектар получает 300 евро дотации. Если развивает животноводство, тем более племенное, — еще больше.

Килограмм продовольственной пшеницы у нас стоит одну гривню. Из него получается 630 граммов муки высшего сорта, которых хватает на выпечку двух полукилограммовых булок ценою в 6 гривень! Понятно, что есть затраты на производство муки, хлеба, какие-то накладные расходы, но шестикратное удорожание от исходной цены — разве это справедливо?

…И вновь звучат торжественные рапорты о миллионах тонн украинского хлеба урожая 2009 года. Но крестьяне не рады. Они просто не знают, сумеют ли, продав урожай, выжить? Условия, в которых они работают, заставляют удивляться, что село еще живо. Из года в год оно сталкивается с одними и теми же проблемами: высокая стоимость топлива для агротехники, грабительские кредиты. А что в итоге? Об этом рассказывают жители Татарбунарского, Арцизского и Саратского районов.

Украина — сырьевой придаток

Валерий Иванович Прусаков, генеральный директор ООО «ПромАгро» Татарбунарского района, председатель ревизионной комиссии Всеукраинского Союза сельхозтоваропроизводителей Украины:

— Начнем с того, что нынче урожай ниже прошлогоднего примерно на четверть. Сказались и погодные условия, и нарушения агротехнических мероприятий. Банки прекратили кредитование, в хозяйствах уменьшились оборотные средства — поля не получили необходимого количества удобрений. А цены на ГСМ?! Государственная поддержка в этом году отсутствует.

Хотя нынешний урожай меньше, цены на сельскохозяйственную продукцию намного ниже прошлогодних. Если цена за тонну ячменя в прошлом году составляла 1100‑1150 гривень, то в этом году она колеблется от 850 до 870. По другим культурам — та же ситуация. Цены, предлагаемые трейдерами, — на уровне себестоимости продукции, иногда и ниже. Таким образом, сельскохозяйственные предприятия, вынужденные реализовывать урожай по этим ценам, обречены на убытки и банкротство.

Каковы причины низких цен на данном этапе? На мой взгляд (и это совершенно очевидно), мы имеем дело со сговором трейдеров, демпингующих цены.

17 июля 2009 года я был приглашен на заседание консультационного совета по вопросам сельского хозяйства и сельских территорий при Президенте, на котором рассматривались вопросы организационного порядка и рынка сельхозпродукции. Отмечалось, что государством не созданы соответствующие условия для реализации продукции на внешнем и внутреннем рынках. Было принято решение рекомендовать КМУ выкупить у аграриев 6 миллионов тонн зерна. Но это — полумеры.

Выступая на заседании, я сделал краткий анализ и предложил свои пути решения ежегодных проблем рынка. Дело в том, что все государственные, посреднические и иные структуры ориентируются на экспорт. Страна, экспортирующая большую часть своей первичной продукции, — страна сырьевая, она не может отличаться ни высокими экономическими показателями, ни социальными стандартами. Нам необходимы такие законы, которые бы дали возможность расширить внутреннее потребление и переработку сельскохозяйственной продукции. Это производство хлебобулочных и макаронных изделий, спиртовая промышленность, животноводство. Первые позиции более-менее стабильны, а вот последняя… По общепринятым стандартам, на цели животноводства Украина должна потреблять фуражного зерна от 6 до 10 миллионов тонн. На сегодняшний день этот показатель у нас ничтожный — животноводство практически прекратило свое существование как отрасль.

Готовы ссыпать зерно на асфальт!

Владимир Николаевич Дударь, заместитель председателя Татарбунарской райгосадминистрации, курирующий вопросы агропромышленного комплекса:

— Ситуация на ценовом рынке просто удручает. На сегодняшний день наши хозяйства работают в основном с двумя элеваторами — Саратским и Арцизским. Принимают пшеницу продовольственную 3‑4 класса по 940 гривень за одну тонну, фуражную — по 830 гривень. Ячмень — по 780, рапс — по 2580. Саратский элеватор вообще принимает только фуражное зерно.

Себестоимость пшеницы в 2008 году составляла 780 гривень за одну тонну, и в среднем хозяйства вышли с рентабельностью в 28,5 процента. В текущем году рентабельность производства зерновых составляет 8,5 процентов, и это при нынешней-то инфляции! Все возмущены до предела.

Сельхозпроизводители района крайне озабочены таким положением дел и выступили в поддержку требований хлеборобов Болградского района, обратившихся к Премьер-министру с требованием немедленно принять меры, в противном случае, пригрозив акцией гражданского неповиновения.

«Помощь» государства иначе, как в кавычках, назвать таковой нельзя. Ну, судите сами: объемы закупки зерна в Аграрный фонд просто смехотворны. По ячменю — 6,2 тысячи тонн, по пшенице 2 тысячи. А какие предлагают цены? Пшеницу второго, третьего и четвертого классов закупают соответственно по 1418, 1251 и 1134 гривень. Эти цены более-менее приемлемы, хотя и являются очень низкими. Но урожай-то продать нельзя? Чувствуете проблему? Цену продекларировали, а зерно не покупают. На сегодняшний день в аграрный фонд ничего не продано.

Никто всерьез, на государственном уровне, не занимается вопросами развития сельского хозяйства. Один лишь факт: в нашем районе всего 4,8 тысячи гектаров поливных земель. Оросительная система Дунай-Днестр находится в нерабочем состоянии. И никто на государственном уровне не работает над решением этой проблемы — восстановлением и развитием орошения.

Внедряется программа уничтожения

Александр Григорьевич Бузиян, частный сельхозпроизводитель, Арцизский район:

— Как уничтожается отечественный сельхозпроизводитель? Очень просто. Затраты на гектар земли (дизельное топливо, техника, заработная плата, удобрения, средства защиты, уборка, перевозка, расчет с людьми за аренду земельных паев) обходится в сумму от 1500 до 2000 гривень. А сколько дают за зерно? На начало уборки ячмень соглашались покупать по 1100 гривень за одну тонну, потом цены упали до 650‑ти. На данный момент за ячмень дают 750. Я не берусь утверждать точно, но предполагаю, что за границу наше зерно продается, как минимум, вдвое дороже. Сегодня «правят балом» только зернотрейдеры. Крестьянам не достается ничего, или достается ничтожно мало. Настолько ничтожно, что выжить просто нельзя. Получается как в пословице: один с сошкой, семеро с ложкой.
Если в прошлом году, во время уборки, пшеница продавалась по 1300‑1380 гривень за одну тонну, рапс — по 3050, то к декабрю цена на пшеницу упала до 800 гривень, на рапс до 1850. Это явление вообще противоречит логике!
Товаропроизводитель затратил финансовые средства на хранение, доработку зерна, в расчете на то, что он продаст его дороже, а в итоге все потерял. Почему так происходит? На то есть «украинская логика». Во время уборки, когда каждая машина на счету, предприятия не могли возить зерно на элеваторы, возле которых к тому же скапливались огромные очереди. А когда жатва прошла, перекупщики начали диктовать свои новые условия. Наша беда в том, что цепочка от товаропроизводителя до отправителя зерна за пределы Украины очень и очень длинная — там зарабатывают все, за исключением одного — того, кто зерно выращивает.

Те крохи, которые перепадают крестьянину, не дают возможности развиваться. Получить хороший урожай — тяжелый труд и огромные затраты. А что творится с расходными материалами? Зимой, скажем, карбонит стоил 1800 гривень за одну тонну, а к началу весенних полевых работ он подорожал в полтора-два раза и обходился уже до 3 тысяч гривень. Аммиачная селитра зимой стоила 2,2 тысячи, а весной — уже три тысячи. Такие перепады убивают товаропроизводителя.

Хочется отметить одну парадоксальную вещь. На сегодняшний день такая культура, как горох, никому практически не нужна, его просто некуда деть. Животноводства нет, а продавать за бесценок (по 1500 гривень за тонну) нельзя. Что же делать? Вообще с горохом не возиться? Но без этой культуры нельзя обеспечить заботу о земле. Сегодня, чтобы поддержать хоть каким-то способом плодородие почвы, в структуре посевных площадей в обязательном порядке должен быть горох. Но сеют ли? Если да, то почти ничего. Такое отношение к земле неизбежно сказывается на ее истощении. Как факт, ежегодно снижается плодородие почвы, не восстанавливается тот процент гумуса, который формировался сотнями лет. Кроме того, с гибелью животноводства, сегодня практически не вносятся органические удобрения. А это уже катастрофа!

Что же делают те, кто каждый день клянется в любви к народу и отечеству? Никакой поддержки отечественному товаропроизводителю. Техника в кредит? Дотация на выращенный гектар? А попробуйте оформить документы, чтобы все это получить… Но даже если получишь — эти деньги просто не спасут — жалкие они.

Нынешняя власть как будто нарочно развивает и осуществляет программу ликвидации сельского хозяйства в собственной стране. Такого «чуда», думаю, не знала история ни одной страны мира. Но у нас это «украинское чудо» — реальность.

Какой толк с того, что время от времени мы поднимаем голос в защиту не только наших интересов, но и интересов всего народа?! Какой толк в акциях протеста аграриев, если нашего голоса «наверху» не слышат?! Украину, как аграрную страну, может вытянуть из финансового кризиса только сельское хозяйство. Но это требует самого серьезного внимания со стороны государства, а у нас, как известно, нет не только внимания — у нас просто нет государства.

«Перспектива» стать рабом…

Георгий Гаврилович Чикликчи, председатель кооператива, член областного совета сельхозпредприятий, Саратский район:

— В нашем районе положение в сельском хозяйстве такое же критическое, как и во всех районах Одесской области, и по всей стране. Все руководители хозяйств, фермеры и просто частники в панике! Неужели опять зря работали?..
Хочется особо отметить «понимание» наших проблем в банковском секторе и его, с позволения сказать, «благотворительное кредитование». Во-первых, как известно, банки начали свою «помощь» с того, что невозмутимо отказались выдавать кредиты. Во-вторых, те, кто согласился их выдать (или кого заставили это сделать) сформировали кредитную политику такой, что от нее любой отвернется: за кредитами нужно было становиться в очередь (потому что их было мало), а процентную ставку подняли до таких «небесных высот», что поневоле сам не захочешь брать заем. Виданное ли дело зарабатывать на селе по 25‑30 процентов годовых! Но ведь все это было, и есть сейчас. Кроме того, не будем забывать, что кредитные средства выделялись только на 7‑8 месяцев. То есть, собрав урожай, крестьянин должен рассчитаться с банком, или попасть в долговую яму. Те, кто рискнул пойти на такие кабальные условия, в долговой яме окажутся уже завтра.

Не спорю, часть банков пролонгировали кредиты, потому что сделать это их заставила Верховная Рада, но уже август — и время рассчитываться по долгам. Значит, нужно как можно быстрее продать урожай. А как обеспечить хотя бы минимальную рентабельность, если сегодня цена на ячмень и пшеницу опустилась до уровня затрат на их производство? Даже свести концы с концами не получится. И если фермера не прогонят с его собственной земли, перед ним маячит только одна «перспектива» — стать рабом на этой земле, окончательно зависимым от «жирных котов».

Не за горами новая посевная компания. А что такое посевная? Это опять горючее, удобрения, ремонт или аренда техники… С этими проблемами крестьянин всегда остается один на один. Государство самоустранилось. Напомню: начиная с 1 декабря 2008 года, Правительство не заплатило ни одной копейки компенсации за проданную продукцию по животноводству — отрасль «выкосило». И как же поступили власти? Они сделали то, чего нельзя было делать ни при каких обстоятельствах — Правительство приняло решение завезти 4 миллиона тонн импортного мяса — две годовых нормы потребления страны!

Перспективы животноводства от такой «политики» власти теперь уже можно видеть воочию — отрасль исчезает на глазах как мартовский снег. Люди на селе остаются без работы, фермы начинают растаскивать по кирпичику. Возродить животноводство и «встать с колен» потом будет очень непросто, если вообще кто-то поверит, что в этой стране есть смысл работать и что-то производить для людей.

Получается, что у нас остается один выход — идти на трассу и перекрывать движение. Это конечно крайняя мера, но по-другому нельзя. Учитывая то, что Саратский район — в основном, сельскохозяйственный, благосостояние каждой семьи будет зависеть от установленных цен на зерно. Сегодня люди уже продают зерно за бесценок, по себестоимости. А при нулевой рентабельности о каких-либо перспективах и улучшении жизни в селе глупо даже мечтать.

Если копнуть глубже, все сегодняшние проблемы имеют старые корни. Во-первых, мы сегодня работаем вслепую, не имея на руках ни договоров и контрактов на продажу урожая, ни государственных гарантий поддержки товаропроизводителя (оформленных не постановлениями Правительства, а теми же контрактами, заключенными, например, на уровне РГА и ОГА). Во всем мире, не говоря уже о странах Запада, только на основе таких документов, при полной гарантии своей защищенности, фермер будет работать.

Получается, что все мы работаем на результат, который зависит от… «авось»! Посмотрите, что получается: даже пшеница второго класса, имеющая колоссальный спрос на Западе, у нас никому не нужна. Подсолнечник сегодня вообще не имеет цены, и не востребован. Нетрудно предположить, что через год в стране исчезнет подсолнечное масло — никто не станет сеять семечку. Все навалятся на рапс и ячмень, которые идут на экспорт. Таким образом, мы потихонечку переходим на двухпольный севооборот, остаемся без продовольственной пшеницы, кукурузы и т. д. А далее зерно окажется привозным — подобно тому, как это произошло с мясом.

Полное отсутствие контроля над севооборотом, пренебрежение к требованиям агронауки уже сегодня сказывается на качестве наших черноземов, а завтра мы потеряем их окончательно, превратив страну в помойку, а наших детей и внуков в ее обитателей и рабов индустриально развитых стран.

Если взять урожайность, то она у нас чрезвычайно низкая. Мы сегодня кричим во весь голос о том, что у нас много зерна. Да, у нас его много, но — за счет экстенсивного землепользования. То есть, мы выдаем вал за счет роста площадей и нищенского существования хозяйства. Пример: чтобы выйти «по нулям» при нынешних ценах (я имею в виду нулевую рентабельность), нужно получить с каждого гектара по 35 центнеров. А у нас — сколько? Средняя — 25, значит, мы просто не получим тех денег, которые реально заработали.

Кроме значительного роста цен на горючее, на удобрения, произошел большой рост налогов. Если мы три года назад платили в Пенсионный фонд 6 процентов, то в настоящее время платим уже 26, а в следующем году будем платить 32 . Налоги растут, цены на расходные материалы растут, а труд крестьянина обесценивается. И для того, чтобы в нашу сторону хотя бы посмотрели, чтобы нас хотя бы попытались услышать, у нас нет иного способа, как тот, которым мы пригрозили: начать акции протеста, перекрывать движение на трассах, митинговать и требовать. Безусловно, никто этого не хочет делать, никому это не будет в радость — крестьянин привык работать на земле, но если нас вынуждают, очевидно, что по-другому уже просто нельзя.

Заберите ваши деньги назад!..

Виталий Иванович Чакир, председатель фермерского хозяйства «Рассвет», Саратский район:

— Я обрабатываю 500 гектаров земли. Стараюсь во всем полагаться только на себя и не прибегать к кредитам, хотя не всегда это получается. Налогообложение высокое. Цены на удобрения, дизельное топливо, запчасти — астрономические. Для того чтобы вырастить тонну продовольственной пшеницы, надо вложить в два раза больше, чем сегодня за нее предлагают. Если продавать зерно по нынешним ценам — это банкротство, даже если у тебя урожай выше 30 центнеров с гектара.

Я все чаще задаю себе вопрос: зачем мы продолжаем этим заниматься, и выращиваем зерно? Кому оно нужно? Вот смотрите: продовольственная пшеница сегодня никому не нужна. Спрос есть, а цена бессмысленная!

Давайте вспомним историю. При Столыпине в России собрали урожая больше, чем во всех странах Европы вместе взятых. И самую значительную его часть вырастили на землях нынешней Украины. Существовала политика. Производитель заплатил универсальный, единственный налог — и все. А сегодня? Я должен содержать специалиста, который занимается только тем, что ходит по инстанциям и отчитывается. Отчеты по налогам, перед Пенсионным фондом, перед Центром занятости… Перечислить всего просто не могу. Но вот один факт: за один день просрочки сдачи одного отчета меня штрафуют на 340 гривень. Я понимаю: без отчетности нельзя, но ведь и она не должна быть такой громоздкой, чтобы содержать одного работника только для ее ведения! Да и сам, пока возишься с этими бумагами, что-то недоделал, что-то потерял, упустил. Сельское хозяйство — не завод, не конвейер с компьютерным управлением, когда пришел, нажал кнопку, и ушел — все заработало. У нас — «живой» цикл. Где-то упустил время — прямые финансовые потери.

Теперь — о государственной поддержке. В этом году наше фермерское хозяйство на 500 га земли получило дотацию в размере… 235 гривень. Я говорю бухгалтеру: «Слушай, отправь эти деньги назад, стыдно их получать». Польский фермер, например, на один гектар пашни получает 300 евро дотации. Но если он развивает животноводство, тем более племенное, — еще больше. Поэтому польские фермеры нормально живут. Если бы я получал такую дотацию, я бы и сеял и даже не продавал зерно — просто так дарил его государству!

Вот в каких условиях мы выращиваем хлеб, и хлеб немалый. Почему государство не обернется лицом к нам, не поможет нам реализовать зерно?Пускай оно создает любые коммерческие и некоммерческие структуры и потом перепродает это зерно, как хочет, но только пусть покупает его у нас по справедливой цене! И мы, крестьяне, при этом будем защищены, и государство будет процветать. Но в Украине никто не думает о людях и государственных интересах.

У меня просто не укладывается в голове: килограмм продовольственной пшеницы у нас стоит одну гривню, из него получается 630 граммов муки высшего сорта. Если из этих 630 граммов испечь хлеб, получится две полукилограммовые булки. Сколько они стоят? Шесть гривень! Получается «подъем» в шесть раз! Понятно, что есть затраты на производство муки, хлеба, какие-то накладные расходы, но шестикратное удорожание от исходной цены — разве это справедливо?

Фуражную пшеницу мы вообще продаем за копейки. Тогда почему мясо на рынке стоит таких больших денег? Почему семечку мы продаем по 2 гривни за килограмм, а растительное масло по 20 за литр? Скажите, почему мы, те, кто производит исходный продукт, без которого рухнет и производство, и потребительство, остаемся самыми нуждающимися и самыми незащищенными? Ведь все должно быть строго наоборот! Если государство допускает на рынок трейдера, наверное, оно же обязано его контролировать и «бить по рукам» в случаях спекуляций или корпоративных сговоров. У нас ничего этого нет и в помине.

Недавно я был в компании «Техноторг». Пришел, чтобы купить комбайн. Как только они узнали, что я собираюсь купить его за «живые» деньги, а не в кредит, мне тут же назвали цену в три раза выше остаточной! И знаете, чем они мотивировали? «Мы — хозяева товара, какую хотим, такую цену и ставим!». Ну, подождите, а порядок какой-то вообще существует?

В том-то и дело, что его нет. Сколько еще выдержим? За аренду земли платим людям даже более трех процентов, которые установил Президент. Стараемся, чтобы все было нормально, как и должно быть — с гектара человек должен получать 15‑20 процентов дохода, ведь это его земля, не моя. Мы должным образом обрабатываем поля, содержим их в нормальном состоянии. Сколько это продлится, я сказать не берусь. Если «наверху» просто не хотят видеть обстановку дикого хаоса, в условиях которого мы постоянно живем, если ни у кого из нас нет уверенности в завтрашнем дне, в том, что мы сможем и завтра заниматься тем, чем занимаемся всю жизнь, и что составляет глубинный смысл нашей жизни — делать эту землю щедрой, обильной и богатой — нам придется просто уйти и начать искать работу в другом месте.

Буквально месяц назад французская биржа, которая является лидером в торговле рапсом, установила цены с августа текущего по февраль будущего года. Все фермеры осведомлены: кому когда выгоднее продать урожай, и что он на этом сможет заработать. Произойдет ли когда-нибудь нечто подобное в Украине? Или мы по-прежнему будем играть в «Лото-Забава», пытаясь стать обладателями счастливого билета?

Увы, единственный «билет», который нам сегодня реально гарантируют власть имущие — это «путевка» в пропасть и небытие. Поэтому хочется обратиться к Правительству с единственной просьбой: если государство отказывается нам помогать, и не создает никаких условий для жизни и работы, то пусть, хотя бы, оно не мешает. Чтобы мы знали: государства у нас нет, и мы должны рассчитывать только на самих себя.

Вот и все, что мы услышали и увидели. Но было бы наивно, полагать, что сегодняшняя ценовая политика на рынке зерна — банальная попытка трейдеров заработать куш на чужом горбу. Все гораздо сложнее и очевиднее. Мы видим реальное воплощение в жизнь продуманной политики власти, направленной на тотальное банкротство села. Это нужно властям, прежде всего, для того, чтобы снять мораторий на продажу земли и «открыть кислород» для окончательного «дерибана» главного и стратегического достояния Украины — земли.

Для нашей страны вопрос цены на зерно перетекает в проблему собственности на землю, которая, естественно, будет дорожать. Поэтому как никогда раньше, сегодня властям нужен нищий крестьянин.

К слову, уже сегодня в странах ЕС гектар сельхозземли стоит не меньше $30 тысяч, а она не идет ни в какое сравнение с нашими черноземами! Уже через год-полтора, по мнению аналитиков, минимальная цена земли в Европе будет стоить не меньше 100 тысяч евро. Представляете, как начнут торговать Украиной те, кто сегодня находится у власти?!

Если конечно, у нас хватит ума и здравого смысла не оставить их при власти. Уж что-то, а это точно в наших силах…
Источник: chaspik

Также в разделе:

Торгово-промышленная палата создала совет для общения продавцов и производителей...

Лучший кукурузный силос производится во Владимирской области...

Владимирские хлебопеки тоже хотят дешевого зерна...

Под озимые зерновые площади увеличены на 5%...

Озимые во Владимирской области находятся в удовлетворительном состоянии...

Владимирская область: Урожай снова под угрозой?...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Семена подсолнечника в Украине продолжают расти в цене
28 февраля 2014, 15:38
По данным мониторинга ИА «АПК-Информ», на украинском рынке семян подсолнечника сохраняется повышательный тренд. Так, с начала текущей недели цены спроса на масличную возросли в среднем на 300 грн/т и в настоящее время составляют 3650-3900 грн/т на условиях СРТ-предприятие, нередко...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: