Высокий урожай скормят буренкам и хрюшкам

04 декабря 2009, 09:28
Житель Новосибирской области съедает в год в среднем около 50 килограммов мяса. Для сравнения: научно обоснованная норма составляет 82 кг в год. Среднестатистический сибиряк выпивает за год 280 литров молока. При норме – 392 литра. Кстати, нормы эти довольно скромные, еще советских времен. Современный американец употребляет в год 130 килограммов мяса – и ничего, не давится. Видимо, там у них за океаном совсем другие нормы.

Отечественное животноводство, почти убитое в 90-е годы, в начале нового века буквально на наших глазах воспряло и стало потихоньку, но с каждым годом все заметнее набирать темпы. Однако чтобы накормить страну хотя бы в рамках старых нормативов, ему еще расти и расти. А чтобы составить достойную конкуренцию импорту, простого экстенсивного роста уже недостаточно. Для этого нужны новые породы, новые подходы, новые корма и новые технологии. Иными словами, как модно сегодня говорить, - инновации.

Шкатулка с секретом

Гордость и славу племзавода «Ирмень» - корову-рекордсменку Шкатулку, давшую 14 500 литров молока, по имени никто не называет. Она известна под номером – 2664. Этот номер значится во всех документах, забит в компьютерной программе, зафиксирован в чипе, который, как колокольчик, висит у Шкатулки на шее. Знать «в лицо» и по именам 2 400 дойных коров – слишком большая роскошь. Однако историю жизни каждой из них от рождения до убоя любой из специалистов в любой момент может увидеть на мониторе в таблицах и графиках – чем болело животное, когда пришло в охоту, сколько дало молока вчера, на прошлой неделе, месяц назад…
Доильные залы, оснащенные современным оборудованием и специальной компьютерной программой, для нашей области сегодня уже не в диковинку. Порядка полутора десятков хозяйств обзавелись импортными «елочками» и «европараллелями» или их более дешевыми отечественными аналогами. Но первый такой зал в 2006 году был построен именно в «Ирмени». И оказался хотя весьма затратным, но очень эффективным приобретением. Сегодня у племзавода уже три доильных зала.
Склонившаяся у вымени доярка с ведром – это вчерашний день молочного животноводства. Сегодня все делает автоматика, человеческое участие сведено к минимуму. Один оператор (на этой работе в «Ирмени» заняты в основном мужчины, многие – с высшим образованием) обслуживает даже не десятки, а сотни коров. Количество занятых рабочих рук снизилось более чем вдвое, зато число доек удалось увеличить до трех в сутки. Получился своего рода конвейер, непрерывное молочное производство. Компьютер регулирует поток молока и режим дойки, фиксирует удой и заносит в банк данных на «счет» конкретной коровы. Важно только четко разделить буренок на группы по продуктивности – чтобы вся группа выдаивалась ровно за пять минут, никто никого не «ждал» и не «обгонял».
Когда лет двадцать назад специалисты колхоза «Большевик» (так назывался в то время нынешний племзавод) впервые приехали в Америку и попали на местную ферму, удивлению сибиряков не было предела: надо же, на вид вроде коровы как коровы, а дают по девять тысяч литров. Сейчас на ирменских буренок приезжают удивляться из других регионов. Девять тысяч для ирменцев – пройденный этап, в этом году ожидается, что в хозяйстве получат по 9 700 кг от коровы.
Для сравнения: в 2006-м, до внедрения доильных залов, здесь надаивали по 7 500.

За морем телушка…

Высокопродуктивный ирменский тип так и не получил распространения в области – слишком уж требовательны ирменские неженки к условиям содержания и кормам. Немногим лучше обстоят дела с приобским молочным типом – еще одним достижением сибирских ученых и селекционеров. По продуктивности он почти не уступает ирменскому, зато не столь привередлив «в быту». Однако хозяйства, рискнувшие взять приобских телок или использовать семя приобских быков, легко пересчитать по пальцам.
Крестьян можно понять. Племенной скот – удовольствие не из дешевых, да к тому же требует соответствующего рациона, иначе при недостаточном уходе и питании элитная корова с генетическим потенциалом в 14 тысяч литров превращается в ординарную буренку средней удойности.
И все же не исключено, что у племзавода «Ирмень» скоро появится реальный соперник среди хозяйств области. В Маслянинском районе открылся животноводческий комплекс на 1200 голов. Пока на первых порах завезли 460 телочек. Здесь тоже все устроено по последнему слову аграрной науки и техники. Вот только коровы не местной, сибирской породы, а импортные – немецкие и австрийские симменталы. Дают на родных европейских кормах до 8 тысяч литров. Как поведут себя в наших суровых условиях – еще вопрос.
Ученые СибНИПТИЖ предупреждают местных сельхозпроизводителей – не стоит связываться с дорогостоящим импортным скотом. Воспитанные на кукурузе и сое, привыкшие к мягкому климату, зарубежные гостьи плохо переносят сибирскую зиму и смену рациона. По данным Всероссийского института животноводства, затраты на западных буренок в полтора раза выше, чем на отечественных, а окупаемость у них в полтора раза ниже. Иностранки часто болеют, приносят нежизнеспособное потомство, с каждой лактацией снижают удои. Но ученые могут только рекомендовать, следовать или нет их советам – решает сегодня инвестор. А хозяин, как известно, барин. Кто платит, тот и заказывает нетелей.
В институте животноводства признаются: теперь им очень любопытно понаблюдать, как сложится судьба импортного стада. В любом случае при общем снижении коровьего поголовья завоз 1200 высокопородных телок – для региона большой плюс.
Впрочем, это только начало: в Новосибирской области в ближайшем будущем должны появиться десять крупных высокотехнологичных животноводческих комплексов. Желающие разместить у себя такие мощности стоят в очередь – в Ордынском, Чановском, Убинском, Новосибирском сельском районах…
Правда, условия везде разные. Где-то предлагают строить с нуля в чистом поле, а где-то – как, например, в ОАО «Краснооктябрьское», - давно работают над улучшением стада и уже имеют свое немаленькое поголовье.

Плюс на минус

Двадцать лет назад Новосибирская область снабжала молоком пол-Союза, еще и другим странам перепадало: шутка ли – 1,2 миллиона литров ежегодно. Сегодня нам далеко до тех объемов. Дойное стадо сократилось с 584 тысяч голов в 1990-м до 240 тысяч в 2009-м (в общественном секторе – 143 тыс.). И продолжает потихоньку уменьшаться: каждый год – минус полтора-два-три процента. Правда, надои при этом растут. В 2008-м от одной коровы получили в среднем 3 338 килограммов, а в этом году ожидают уже 3 500. Если сравнить с уровнем двадцатилетней давности – 2 300 на фуражную корову, - рывок значительный.
Парадокс? Никакого парадокса: такая же картина наблюдается и в других регионах – поголовье падает, продуктивность увеличивается. Животноводство потихоньку прирастает кормовой базой и новыми технологиями – вот и плюсуют коровки надои. Губернатор Виктор Толоконский заявил недавно, что по итогам года валовое производство молока в области должно вырасти на 5 процентов.
И собственно говоря, чего мы еще хотим? Ну меньше у нас стало коров, и что? Ведь не в коровах счастье, а в молоке. А молоком мы себя обеспечиваем, даже за границы области поставляем. Очереди с бидонами по утрам, как раньше, у магазинов не выстраиваются. Ассортимент на молочных прилавках – глаза разбегаются. Йогурты, творожки, коктейли, десерты – на любой вкус и кошелек. Может, нам больше и не надо?
В том-то и дело, что надо. Вспомним: сибиряки примерно на треть не допивают норму молока. В нашей области дела обстоят еще относительно неплохо. В соседней Омской темпы вырезания коров оказались куда выше. В Томске своего молока почти нет. Значит, наращивать производство необходимо.
О том, чтобы увеличить поголовье, речи пока не идет, задача скромнее – сохранить то, что осталось. Этот год дважды ударил по молочному животноводству: сначала – низкие цены на молоко, шесть-восемь, а в некоторых районах и пять рублей. Потом – низкие цены на зерно. При шести рублях за литр держать дойное стадо становится просто невыгодно, вот и идут буренки под нож. Осенью надо хозяйствам рассчитаться по кредитам, по налогам, по зарплате – а хлеб не продать. Что делать? Снова корова идет в расход.

Буренке – сладкую жизнь

Правда, надо признать, сокращение стада тоже отчасти работает на рост продуктивности. Ведь в первую очередь хозяйства избавляются от той скотины, которую не жалко, которая плохо доится и мало дает молока. Остаются самые удойные. Вот такой получается «естественный отбор».
Но понятно, что дальше двигаться по этому пути нельзя, путь этот тупиковый. И уже на ближайшие годы областные власти ставят задачу – нарастить продуктивность до 4 тысяч литров на одну корову, не сокращая, а увеличивая дойное стадо. Пока не намного – до 160 тысяч коров в общественном секторе. Это планы на 2012 год. Насколько реальные?
Вполне, считают сибирские ученые, - если кардинальным образом перестроить кормовую базу. Последние годы в области заготавливается в среднем от 18 до 23 центнеров кормовых единиц на корову. А надо – в полтора-два раза больше. Но дело не только в количестве. Чтобы корова действительно работала как фабрика молока, ей в нашей зоне не хватает в кормах перевариваемого протеина и фосфора, в сибирских растениях вместо 80 необходимых коровьему организму макроэлементов – всего 50, а в некоторых районах и 40. И тогда из фабрики молока буренка превращается в фабрику… навоза.
Понятно, далеко не всякое сельхозпредприятие может позволить себе такую кормовую базу, как, например, племзавод «Ирмень» или учхоз «Тулинское». Но есть несколько условий, которые необходимо выполнить, если мы собираемся выйти на четырехтысячный рубеж.
Во-первых, говорит директор СибНИПТИЖ доктор сельхознаук академик РАСХН Владимир Солошенко, каждое хозяйство должно обзавестись собственными КИСами – необязательно импортными. Кормоизмельчитель-смеситель даже при низком качестве кормов увеличивает их усвояемость на 25-30 процентов, и продуктивность дойного стада, соответственно, растет. Сегодня, по данным отдела животноводства областного департамента АПК, более чем в половине новосибирских хозяйств уже работают КИСы. Если это оборудование закупят и остальные, то мы сразу заметим резкий скачок продуктивности.
Во-вторых, продолжает Солошенко, в зимне-стойловый период необходимо дополнять корма премиксами и белково-витаминными добавками – чтобы сбалансировать коровий рацион.
И наконец, третий фактор – это… патока. Дело в том, что жизнь у наших коров совсем не сладкая – говоря научным языком, животным недостает углеводов. На удои до десяти литров еще хватает, но если буренка дает 15 кг в сутки, дефицит сахара составляет уже 30 процентов. Это летом. А зимой нехватка сахаров доходит до 50-70%. Молоко теряет жирность, у коровы нарушается функция воспроизводства.
Чтобы восполнить недостаток жизненно важных веществ, некоторые советуют кормить буренок сахарной свеклой. Правда, такое лакомство влетает в копеечку. А патоку можно получать довольно дешево из обычных зернофуражных культур. Установка по ее приготовлению действует, например, на том же племзаводе «Ирмень». Впрочем, сахарной свеклы для своих коровушек ирменцы тоже не жалеют.

Инновации задаром

Современный рынок предлагает сельхозпроизводителям массу технологий и разработок – как отечественных, так и зарубежных – для улучшения содержания животных, для снижения трудозатрат, для приготовления и хранения кормов, для повышения молокоотдачи. Только выбирай. Почему не берут? Думаете, из-за крестьянской косности и приверженности привычным дедовским методам? Да ничего подобного! Сегодня любой хозяин умеет считать деньги и прекрасно видит свою выгоду. Сибирский аграрий и рад бы купить новый КИС, или плющилку для зерна, или установку для перегонки ржи на патоку, или иную инновационную разработку – да средства не позволяют.
Тому же племзаводу «Ирмень» отчего не строить доильные залы, не покупать шведское оборудование, не улучшать рацион животных? Ирменцы свое молоко, разлитое в тетрапаки, продают по 22 рубля за литр. И значит, деньги на инновации у них есть. А вот другой пример. Сергей Майстренко в своем «Чистополье» в 2007 году, когда молоко шло по 12-14 рублей, тоже решил строить доильный зал. Построил. Понравилось. Хотел второй делать – а молоко упало в цене вдвое. Тут уж стало не до инноваций.
Однако существуют, технологии, которые, кажется, не требуют никаких затрат – и все равно не внедряются. Вот, например, беспривязное содержание. Вместо расходов – сплошная экономия. Но вот поди ж ты, сколько лет, даже десятилетий пропагандируется этот метод, а на вооружение его взяли единицы, и для большинства хозяйств области он до сих пор остается экзотикой.
Есть, правда, один нюанс: чтобы гулять без привязи, животное должно быть сытым, не то голодные буренки друг друга у кормушки просто подавят. И не сказать, чтобы условие было такое уж невыполнимое – тем более что в этом году с кормами особых проблем нет: заготовили по 40 центнеров кормовых единиц на условную голову (в прошлые годы – почти вдвое меньше). Понятно, что корма не бог весть какого качества – лето выдалось холодным и дождливым – зато их много.
А вот еще вполне инновационная идея, притом не требующая никаких капвложений. Известно, что в марте в животноводческих хозяйствах бывают массовые растелы, летом молока много и оно дешевое, зимой мало и оно дорогое – коровы уходят «в декрет». «Доились бы они круглый год, - мечтают крестьяне, вот бы сейчас, в ноябре-декабре, можно было заработать!»
А почему, собственно, нельзя? В крупных современных хозяйствах так и происходит. Корова – животное не сезонное, ее способность к воспроизводству регулируется человеком, пришла буренка в охоту – можно ее осеменять, не дожидаясь лета. Специалисты советуют хозяйствам в первом квартале вплотную заняться телками, чтобы в четвертом получилась «вторая волна» растела и сельхозпредприятие на зиму не теряло в продуктивности.
Для того, чтобы внедрять подобные «инновационные» методы и решения, не нужно ни денег, ни каких-то особых технологий, ни дорогостоящего оборудования, ни даже высококвалифицированных кадров – просто немного крестьянской сметки плюс нормальное для любого хозяина желание сэкономить и заработать.

За субсидиями – в очередь

В кабинете у начальника отдела животноводства и племенного дела Владимира Бекишева телефон не умолкает. Звонят из крупных сельхозпредприятий, звонят из фермерских хозяйств, звонят крестьяне-единоличники. Все в разных вариациях задают один и тот же вопрос – правда ли, что теперь, купив обычных пользовательных телок, можно получить компенсацию от государства, и если да, то какие документы для этого нужны и куда их нести?
Минсельхоз на 2009-2012 годы выделил нашей области по двум ведомственным целевым программам развития мясного и молочного скотоводства соответственно 41 и 63 миллиона рублей. Если вы покупаете молочных телок – то, будьте добры, получите из федерального бюджета компенсацию – 50 рублей за каждый килограмм живого веса. Если берете телку мясную, то компенсации составит 70 рублей. Первый транш уже прошел, крестьяне свою выгоду быстро распробовали, и теперь готовы просить «добавки».
Мы садимся с Владимиром Федоровичем и начинаем считать: молочные телки сегодня продаются в среднем по 65-70 рублей за килограмм. Бюджет выплачивает крестьянам по пятьдесят. Выходит, им возвращается три четверти цены. Красиво живем! Помнимо того уже не первый год в области работает программа поддержки племенного животноводства: если вы покупаете племенной молодняк, то 20 процентов стоимости вам возвращается из областного бюджета, плюс 22 рубля за килограмм живого веса – из федеральной казны. Вспомним еще, что 50 процентов стоимости семени тоже компенсируется. А с 2010 года область собирается в больших объемах компенсировать сельхозпроизводителям покупку премиксов и белково-витаминных добавок для улучшения коровьего рациона. Выходит, что все животноводство у нас как минимум наполовину дотировано! А крестьяне еще сетуют на отсутствие государственного внимания к отрасли и кивают на Запад – мол, посмотрите, как там фермеров поддерживают! Нам тоже, как видите, грех жаловаться.

Гурманы выбирают «мрамор»

- Если кто не заметил: суммы поддержки по двум программам – мясного и молочного скотоводства – у нас вполне сопоставимы: 41 и 63 миллиона рублей, - говорит Владимир Бекишев. - Хотя львиная доля коров – молочные. Мясное стадо в области не составляет и 5 процентов от общего поголовья. А поддержку получает – ого-го какую! Выходит, если верить цифрам, что мясное направление считается сегодня приоритетным.
Цифры не врут: государство действительно решило бросить на развитие этой отрасли силы и средства. Чтобы впредь не довольствоваться объедками с чужих столов, России надо выращивать свое мясо. Правда, по подсчетам сибирских ученых, чтобы увеличить в области поголовье мясных пород хотя бы вдвое, понадобится не сорок миллионов, а пять-шесть миллиардов! И даже тогда вкусные герефорды и мясные симменталы будут составлять только 10 процентов от всего стада.
Между прочим, на Западе, в той же Америке, соотношение мясного и молочного поголовья как раз обратное: 80 процентов – это животные мясных пород, 20 процентов – молочный скот. Это именно та пропорция, к которой нам в идеале надо стремиться. Масштаб задачи поражает.
Если по количеству молочных коров среди регионов России мы занимаем пятое место, оставляя за бортом даже Московскую область, то развитие мясного скотоводства мы начинаем почти с нуля. Даже с советских времен нам не осталось никакого задела.
Хотя ученые тут вправе на меня обидеться – почему с нуля? Просто экономика и производство сегодня сильно отстают от науки.
В СибНИПТИЖе уже много лет работают над созданием новых мясных сибирских типов КРС. Тут импортные изнеженные породы еще менее уместны, чем в молочном животноводстве. И уже два таких сибирских типа есть: это садовский комолый, выведенный на основе герефордов, - высокорослый, с хорошей энергией роста, и сибирский мясной симментал. Кстати, томичи наших симменталов уже оценили – скупают в Баганском районе, где есть небольшое стадо в полтысячи голов, и выращивают у себя.
Сейчас идет работа над третьим типом – таежным. В Усть-Таркском районе на основе четырехпородного скрещивания ученые создают скотинку поистине универсальную – устойчивую к морозам, не боящуюся гнуса, практически всеядную. В общем, полностью приспособленную к суровой жизни в наших северных районах.
Проблема в том, что отечественный рынок мясное скотоводство никак не поощряет. Изысканное «мраморное» мясо герефордов – с тонкими прожилками жира на срезе и обычная волокнистая говядина идут сегодня по одной закупочной цене – 80 рублей за килограмм. И потребитель у нас пока не настолько обеспечен, чтобы «голосовать» собственным кошельком за высококачественный продукт – сегодня он выбирает что подешевле. Так какой смысл хозяйствам выращивать деликатесный «мрамор»?
Правда, говорят, что отдельные рестораны начали закупать у некоторых сельхозпроизводителей мясо тех же герефордов и по 400 рублей. Но на одном ресторанном бизнесе целую мясную отрасль не поднимешь – нужен массовый спрос. Вот потому и принимаются государственные программы, вот потому и дотируют мясное скотоводство и из областного, и из федерального бюджетов.

Как обогнать «ножки Буша»

Зато еще двум «мясным» отраслям – свиноводству и птицеводству – никаких дотаций сегодня не требуется. Предприятия на плаву, собственной рентабельности, чтобы развиваться, хватает. Понятно, что цыпленок-бройлер растет три месяца, поросенок – шесть, а чтобы вырастить из теленка корову, нужны годы. Поэтому вложенные средства в свиноводстве и птицеводстве возвращаются в десять раз быстрее.
В этом году валовый прирост производства мяса, по предварительным расчетам, должен составить 10 процентов. Говядина, само собой, тут ни при чем. «Виноваты» свинина и курятина. Наши птицеводы занимают третье-четвертое место в стране и по куриному поголовью (7 миллионов), и по количеству выпускаемой продукции. Все оборудование на птицефабриках импортное, породы (точнее, кроссы) – западные, птицеводам хватает средств, чтобы поддерживать технологический процесс на самом современном уровне. Так что сегодня местная курятина благополучно вытеснила с новосибирского рынка «ножки Буша» и пользуется у покупателей неизменным спросом.
Ситуация в свиноводстве тоже внушает оптимизм – только за 10 месяцев этого года поголовье выросло на 15 процентов и теперь составляет около 345 тысяч. Гордость отрасли, разумеется, Кудряшевский свинокомплекс с его 137 тысячами высокопородных хрюшек. Но есть и другие крупные предприятия: суперсовременный «Агросоюз», племзавод «Чебулинское» - гордость Болотнинского района. Не надо забывать и про ЛПХ – на их долю приходится больше половины свинячьего поголовья.
Особой популярностью пользуются у частников поросята крупной белой породы, выведенной сибирскими учеными специально для местных условий. А вот в Кудряшах пошли другим путем: тамошние свинки – зарубежного происхождения, результат сложного четырехпородного скрещивания.

Игрушки для хрюшки

Но есть вещи, которые и инновациями-то назвать нельзя – поскольку существуют они пока в теории, в эксперименте, в головах ученых-аграриев. И хорошо, что существуют, поскольку завтра их востребует практика.
Ну кто, например, из новосибирских животноводов сейчас работает над содержанием в молоке такого белка, как каппа-казеин? Никто. И напрасно! Именно высокий каппа-казеин позволяет вырабатывать сычужные сыры.
- Сегодня весь мир бьется над проблемой повышения белковости молока, - говорит начальник отдела животноводства, ветеринарии, проблем Крайнего Севера и переработки молочной продукции СО Россельхозакадемии Валерий Петляковский. – Мы тоже хватились и начали искать животных, которые могли бы производить сырье такого качества. Задача непростая – здесь нужна целая система отбора генетических факторов. Мы работаем с алтайскими, омскими ОПХ, уже определены и выбраны подходящие животные, мы могли бы создавать целые стада. Но – отечественный рынок сегодня это высококачественное молоко не востребует так же, как «мраморное» мясо герефордов. Зачем же тогда ученые этими вопросами занимаются? Да потому что рано или поздно это станет актуально, отечественной продукции придется конкурировать с западными аналогами, и к тому времени мы должны уже иметь готовые наработки.
А кто сегодня у нас всерьез задумывается о таком понятии, как благополучие животных? Этот модный в последнее время на Западе термин означает не просто правильное содержание и рациональное кормление. Это комфортные условия, которые отвечают биологии животных и обеспечивают им физическое и, если можно так выразиться, душевное здоровье.
Понятно, что нашему потребителю не придет в голову задаться вопросом, была ли счастлива данная колбаса в то время, когда еще не была колбасой. А вот европеец захочет это знать, в противном случае ничего покупать не будет.
- И европейское законодательство сегодня жестко ограничивает производителей: в птицеводстве – никакого клеточного содержания, для коров – никакого привязного содержания, свиньям – игрушки, чтобы они могли разнообразить свое времяпрепровождения, каждому животному – достаточное жизненное пространство, - говорит доктор биологических наук директор биолого-технологического института НГАУ Константин Жучаев. – Этим требованиям нам тоже уже в ближайшее время придется соответствовать – хотя бы потому, что мы двигаемся в ВТО. Это завтрашний день нашего животноводства. И технологии, которые мы сегодня покупаем за рубежом, делаются с учетом этих норм европейского законодательства. Так что волей-неволей вместе с новым оборудованием мы воспринимаем и новую философию животноводства.

Оптимистический финал

…И все же, несмотря на все рыночные перипетии и ценовые скачки, именно этот год выдался для животноводства удачным. Из серии – не было бы счастья… Так вот, счастье все-таки привалило – почти 4 миллиона тонн зерна, которые пока невозможно продать. Рынком оно не востребовано, цены ниже низкого, да и качество с точки зрения хлебопекарных свойств оставляет желать много лучшего.
Куда девать крестьянам пшеницу четвертого-пятого класса? Правильно – пускать на переработку в мясо и молоко. Дешевого зерна хватит «под завязку» и курам, и хрюшкам, и буренкам.
Так что, по всей видимости, ждать нам теперь со щедрых кормов и высоких надоев, и солидных привесов. Подход, конечно, не бог весть какой инновационный, зато самый проверенный и безотказный.
Источник: sibkray.ru

Также в разделе:

Торгово-промышленная палата создала совет для общения продавцов и производителей...

Лучший кукурузный силос производится во Владимирской области...

Владимирские хлебопеки тоже хотят дешевого зерна...

Под озимые зерновые площади увеличены на 5%...

Озимые во Владимирской области находятся в удовлетворительном состоянии...

Владимирская область: Урожай снова под угрозой?...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы: